Наша биография

В воротах «Зенита». Голкиперы смутного времени

20.04.2020, 18:37
00:00 / 00:00

В новой главе вы прочитаете о тех, кто защищал ворота уже петербуржцев в непростое время — с 1992 по 1995 годы. На это время пришлись и вылет из высшей лиги, и выживание в первой, и возвращение. Про Юрия Окрошидзе и Сергея Приходько вы прочитали. Теперь рассказ об Андрее Мананникове и Евгении Корнюхине. Оба этих известных вратаря провели в «Зените» по одному сезону. Но след в истории клуба оставили.

Весна 1992 года. «Зенит» крайне слабо стартовал уже в чемпионате России. Три поражения в трех матчах. Все линии требуют усиления, вратарская в том числе. А в Таджикистане тем временем разгоралась гражданская война, и жителям становилось не до футбола. В том числе и игрокам довольно крепкого «Памира». Три футболиста душанбинского клуба оказались в «Зените» – вратарь Андрей Мананников, защитник Алимжон Рафиков и нападающий Вазген Манасян.

За спиной у Андрея был немалый послужной список – девять сезонов в «Памире», из них три – в высшей лиге, кратковременное пребывание в ЦСКА, выступление в юношеской и молодёжной сборных СССР. Душанбинские болельщики очень любили этого блондина, даже называли его на свой манер Абдумамон. Но даже популярность не могла быть гарантией безопасности в охваченном междоусобицей Таджикистане. Да и футбол там быстро пришел в упадок.

Просто не было смысла там оставаться. После распада Советского Союза практически вся команда разъехалась по разным сторонам. Мы успели захватить в Таджикистане два матча: иначе как «первенство водокачки» этот чемпионат и назвать-то было трудно. После развала Союза я все взвесил: «Памира» как такового не осталось, а «Зенит» начинал расти. Вот я и поехал туда — расти. Но... не получилось.

Опыт и мастерство Мананникова очень пригодились «Зениту» в первом российском сезоне. Оборона, где играли совсем молодые футболисты, допускала немало ошибок. Оплошностей этих могло быть куда больше, если бы не подсказки вратаря. Авторитет опытного голкипера был очень велик, и Мананникова слушали беспрекословно. Да и сам Андрей был очень квалифицированным вратарём.

Дебют Андрея пришелся на игру с «Шинником», в которой «Зенит» одержал первую победу в чемпионате. И в дальнейшем Мананников играл здорово, порою вытаскивая матчи «Зенита». Молодые защитники с каждой игрой становились искушеннее и опытнее, играя рядом с таким мастером. Не поленитесь, поднимите подшивку «Спорт-Экспресса» за девяносто второй год и посмотрите оценки, которые получал Андрей Иванович. При всей поправке на субъективность, они почти всегда были самыми высокими в команде.

Но ни опыт, ни мастерство Андрея не смогли спасти «Зенит» от вылета. Питерцам для спасения не хватило одного очка. Когда было потеряно это заветное очко? В Находке, когда полузащитник «Океана», впоследствии известный спортивный журналист и главный редактор замечательного футбольного журнала «2х45», Михаил Строганов в добавленное время забил гол-красавец со штрафного? Или еще раньше в Воронеже, когда питерцы пропустили на пятой минуте и не смогли отыграть этот мяч, оказавшийся единственным? Уже не важно. «Зенит» покинул компанию сильнейших, при том, что Мананников завершил сезон с показателями – 24 пропущенных мяча в 25 матчах.

В «Зените» Андрей не задержался. Дело не в вылете. Клуб не смог предоставить Андрею квартиры. Пришлось Мананникову решать жилищный вопрос в волгоградском «Роторе», в составе которого Андрей стал серебряным призёром чемпионата России-93. Потом были два сезона в «Анжи» (помог махачкалинцам подняться в первую лигу) и липецкий «Металлург». В 1999 году Андрей вернулся в Санкт-Петербург.

Переехать в Питер пришлось вынужденно, из-за состояния здоровья моего старшего сына. У меня не было возможности возить его раз в месяц в Питер в больницу, поэтому наша семья просто переехала в город на Неве и там осталась.

Мананников думал завершить карьеру, но его попросили повременить с уходом. Так он поиграл еще за два питерских клуба – «Динамо» и «Светогорец», а в промежутке – за череповецкий «Металлург». Не без помощи Андрея Ивановича динамовцы пробились в первый дивизион. После завершения карьеры Мананников стал тренером. Тренировал вратарей в челябинском «Спартаке», переехал с клубом в Нижний Новгород, потом работал в Красноярске. Несколько лет Андрей Иванович работал в Латвии, где возглавлял команды из Риги и Юрмалы. 

Андрей Александров, прежде чем прийти в «Зенит» в 1993 году, поиграл за «Галакс» и «Кировец». В составе «сине-бело-голубых» Андрей провел один сезон – выходил четыре раза в чемпионате-93. Потом были питерские «Динамо» и «Сатурн-1991», «Металлург» из Пикалево, петрозаводская «Карелия». В 1999 Александров отправился на родину Бирюкова в Орехово-Зуево, где отыграл сезон за местный «Спартак», выступавший в первой лиге.

Воспитанник «Кировца» и ученик Алексея Поликанова Борис Постнов попал в «Зенит» и провёл свой единственный матч за основу в 1993. Соперником было питерское «Динамо», игравшее во второй лиге и носившее второе имя «Прометей». Борьбы в дерби не получилось. «Зенит» разгромил динамовцев со счетом 7:1, пропустив первым.  Борис провел на поле все 90 минут. Но во втором круге чемпионата-93 Мельников решил, что вторым вратарем будет Александров. Борис Постнов уехал в Вологду, набираться опыта. А когда набрался и вернулся в «Зенит», то ворота были заняты Романом Березовским. Поиграв за дубль, Постнов ушёл в хорошо знакомое ему вологодское «Динамо». Увы, травма спины не позволила раскрыться этому талантливому голкиперу. Борис завершил карьеру, когда ему не было и тридцати. Зато из него получился замечательный тренер. Постнов работал с вратарями в «Зените-2», помогал Владимиру Казаченку в «Смене-Зените». В настоящее время Борис Борисович тренирует юных вратарей зенитовской академии. Постнов – фанатик своей работы, возится с вратарями по 16 часов в сутки. И я не сомневаюсь, что недалёк тот час, когда вратарь «Зенита» с гордостью скажет: «Я учился у Бориса Борисовича Постнова».

Еще раз нарушу хронологию, и представлю Евгения Корнюхина раньше, чем Романа Березовского. Роман хоть и пришёл в «Зенит» раньше нашего футбольного пилигрима, но стал основным не сразу. Корнюхин пробыл в «Зените» всего один сезон, но именно на него выпала основная тяжесть борьбы за возвращение в высшую лигу.

В межсезонье 94-95 в Санкт-Петербурге наконец-то всерьёз взялись за «Зенит», который постепенно затягивало болото первой лиги. Для решения главной задачи – возвращения в класс сильнейших, был приглашен целый ряд опытных футболистов, в том числе и вратарь «Ростсельмаша», воспитанник ЦСКА Евгений Корнюхин. Евгений, сменивший к своим 26 годам немало клубов и профессий, не хотел покидать «Ростов», где его обожали. Но в итоге дал себя уговорить.

Я взял и тихо-тихо смотался, никого не предупредив. Сбежал, одним словом. Ростов собирается на первый сбор ехать после отпуска, а вратарь-то наш где? Нету — в Питер втихую уехал. Какой балбес, а? Мне знакомые футбольные люди, знающие меня не год и не два, в динамовском манеже, зимой 1995-го, показывали жестами, узнав, что я ушел из Ростова: сумасшедший. И правильно делали. В первую лигу всегда успеть можно, а в высшую еще попасть надо. Люди наверх стремятся, а я — вниз. Задурил мне тогда голову начальник «Зенита» Крисевич, ох задурил.

Сыну Евгения нужно было идти в первый класс, и супруга вратаря, также москвичка, как и сам Евгений, посчитала, что будет лучше, если их ребенок пойдёт не в ростовскую, а в питерскую школу.

Квартирой и заманили. Вот только мне её надо было сразу требовать, а я, наивный, думал: куда торопиться? Контракт-то на три года, ещё дадут, а пока играть надо.

Павел Садырин использовал в том сезоне четырёх вратарей – Корнюхин сыграл 25 матчей и пропустил 24 мяча, Приходько – 12 (9), Березовский 4 (3) и Окрошидзе 3 (6). Не умаляя заслуг Сергея, Романа и Юрия, все же сделаем вывод, что вклад Евгения в завоевание путевки в высшую лигу был самым большим. Но когда миссия была выполнена, голкипер оказался не нужен «Зениту».

Не сложились у меня в Питере человеческие отношения с руководством. Всё обострилось после злополучной игры с московским «Локомотивом» на Кубок — 0:4. Тогда Садырин мне сказал, что это я отдал игру. О том, что форварды ничего не забили и защита развалилась, ни слова, а вот Корнюхин — виновник. Там, в «Зените», было разделение на своих и приезжих. И руководство это поддерживало. На банкете по случаю выхода в высшую лигу мэр Питера Анатолий Собчак так и сказал: «Спасибо приезжим ребятам за то, что они помогли нам выйти в высшую лигу, но мы будем ориентироваться на свои кадры». Я понял — продадут. И точно, скоро вывесили листок в клубе, где перечислили тех, кого на трансфер выставили. Я — в первых рядах. Правда, операцию — травмировался в конце сезона — мне «Зенит» оплатил и пообещал, что будет подыскивать мне новый клуб. Мне до сих пор жалко, что так вышло с «Ростсельмашем». Обидел людей. Может, то, что со мной так же поступили в Питере, было платой свыше за тот шаг. Хотя дай мне сейчас шанс прожить жизнь заново, так я почти все сделал бы так же. Может, только чуть-чуть подкорректировал бы. Но самую малость.

Вот так с тяжёлым сердцем покинул Евгений Корнюхин город на Неве. Не он первый, не он последний. Корнюхин без «Зенита» не пропал. Равно как и «Зенит» без Корнюхина. Ибо в клубе в скором времени взошла звезда Романа Березовского. Об этой яркой, неоднозначной для «Зенита» личности в следующей главе.

Источник: Soccer.Ru | Автор: | Фото:  sport-express.ru, ФК "Шинник"
В статье упоминались:
Категория: История футбола
Команда: Зенит
Персона: Андрей Мананников, Евгений Корнюхин
Комментарии
Только авторизированные пользователи могут оставлять комментарии. Если у Вас уже есть аккаунт - авторизуйтесь
21.04.2020, 09:14, ред.
Не всех голкиперов, оказывается, я запомнил в Зените. Хотя болею за него с 1978 года... Спасибо за блог!
  1
20.04.2020, 22:29
супер. Не знал многих подробностей. Спасибо Олег
  1
20.04.2020, 19:54
Намешано всего.
  0
20.04.2020, 18:43
отличный материал!! респект!
  1